Новости
12 января 2018, 21:23

ОТКАЗ ОТ СОЦИАЛИЗМА - ПУТЬ К ФАШИЗМУ. Украинская СБУ превратилась в гестапо. Известный луганский писатель и журналист Глеб Бобров рассказал «Царьграду» о вернувшихся пленных. Александр Русин: На дурака не нужен нож!

Украинская СБУ превратилась в гестапо   https://narzur.ru/ukrainskaja-sbu-prevratilas-v-gestapo/  30 

Известный луганский писатель и журналист Глеб Бобров рассказал «Царьграду» о вернувшихся пленных.

Всех освобождённых из украинского плена в ходе предновогоднего обмена положили в хирургическое отделение Луганской республиканской клинической больницы. После пребывания в украинских застенках они нуждаются в квалифицированной медицинской помощи.

О двоих таких людях «Царьграду» рассказал известный луганский писатель и журналист Глеб Бобров.

Спиной к спине

Разговаривая с ними, невольно ловишь себя на ощущении парадоксальности всего, что связано с освобождёнными из плена братьями Лужецкими, делится впечатлениями писатель. Выросшие, что называется, в цитадели свидомой Украины, они стали последовательными противниками «революции гидности». Пройдя трёхсуточный пыточный марафон и отсидев без малого три с половиной года в одиночных камерах, они не сломались и преисполнены веры друг в друга, в свои любящие семьи и в своё будущее.

Родившиеся в Кременчуге, Лужецкие воспитывались у родни в посёлке под Тернополем. До того мальчики учились в украинской школе, где уроки проходили на украинском языке. Однако на новом месте этого оказалось мало.

Хотя «мовой» мы уже тогда владели вполне сносно, в школе были сплошные конфликты. Все ученики, да и многие педагоги, были против нас, и мы всё это время прошли «спиной к спине»: не старались под кого-то подстроиться, мы такие были и есть,

— вспоминает Ярослав.

После школы парни пошли работать простыми рабочими на стройку. К 2014 году Лужецкие создали вполне успешный бизнес, связанный с благоустройством территорий и ландшафтным строительством. Помимо этого, их компания получала серьёзные подряды — возводила торговые и бизнес-центры. Кроме базового офиса в Тернополе, компания Лужецких открыла представительство во Львове и начала процедуру открытия офиса в Киеве.

В личной жизни тоже всё складывалось благополучно — по два сына у каждого.

Но потом пришёл «майдан» 

Фото: www.globallookpress.com

К началу активной протестной фазы работать стало совершенно невозможно. Помимо производственного паралича, раскола в коллективе и общей нестабильности в слетевшей с катушек стране, начались поборы и вымогательства со стороны новоявленных патриотов. Очень быстро от просьб и «наездов» активисты перешли к действиям.

Ещё с 2013 года к нам в компанию во Львове стали приходить непонятные люди, называли себя «самооборона майдана», «автомайдан», ещё какие-то активисты, — рассказывает Дмитрий. — Поначалу приходили выпросить денег. Кстати, так тогда ходили по всем бизнесменам. Мы один раз им отказали, второй, а когда нас не было, то нам тупо сожгли офис во Львове. Произошло это вечером, просто через окна закидали «коктейлями Молотова». Нам соседи позвонили и говорят: «Ребята, у вас офис горит!»

«Мы уже в то время видели, что это ничем хорошим не закончится, — вспоминает Ярослав. — Как-то у нас произошёл разговор, и я говорю: «Брат, как жить дальше?». Так мы стали участниками «антимайдана», приезжали, поддерживали ребят. Тут, в Тернополе, была ситуация, когда на местном «майдане» один человек заговорил на русском языке, и на него набросились — начали бить, потом просто добивать уже лежачего. Мы с Дмитрием вступились за него, вытянули из толпы и забрали. Со временем все украинские новости показали нас. Это всё всерьёз раскручивалось как «сепаратисты братья Лужецкие», и  ситуация дошла до того, что уже в Киеве на нашу квартиру пришли радикалы из тернопольских отморозков».

Далее рассказ продолжил Дмитрий: «Ребята, которые у нас когда-то работали, позвонили Ярославу, мол, срочное дело. Ну, говорим, приходите, коль надо… дали адрес. А они просто влетели в квартиру и начали её громить. Пока мы с двумя боролись, остальные громили. Цель была ясна — запугать! После этого нам начали уже постоянно угрожать как активным антимайдановцам». Братья, понимая, что долго так продолжаться не может, начали готовиться к эвакуации семей и активов, но события развивались быстрее расчётов.

«У нас тогда была очередная бизнес-встреча в кафе, но когда мы оттуда выходили, нас захватили «правосеки», — вспоминает Дмитрий. — Закинули в автобус и пока возили, заставляли переписать свой бизнес на них. За прошедшие три с половиной года мы старались не прокручивать эти воспоминания в голове. Это было страшно, именно когда нас впервые взял «Правый сектор» и, тем паче, потом, когда нас взяло СБУ. Эти люди — звери».

Когда нас взяли первый раз, то с пакетами на голове, забив в наручники, увезли в неизвестном направлении. Они хотели отжать бизнес, чтобы мы переписали на них все свои предприятия. Такое в то время не только с нами случалось. Они как делали: захотели забрать квартиру — забрали, захотели машину — забрали, чей-то бизнес захотели — и ты либо им платишь, либо тебя вывезут, и больше родные тебя не увидят. Тогда они нас долго возили по Киеву, мы им предложили долю в бизнесе, они согласились и отвезли нас назад. После чего мы уехали вообще с Украины. Ещё была надежда, что мы сохраним бизнес и вывезем оборудование за границу.

Фото: www.globallookpress.com

Казнь

Спасти свой бизнес Лужецким не удалось. Пришла пора спасать семьи.

«23 июля 2014 года мы прилетели во Львов забрать семьи, — рассказывает Ярослав. — У меня как раз родился младший сын, ему был месяц. И, судя по всему, нас уже ждали. Это  теперь мы уже знаем, что с самого первого дня, когда мы спустились с трапа самолёта, нас вела контрразведка».

«Расскажу за себя, — продолжил Дмитрий. — Надели пакет, посадили в микроавтобус, заломили назад забитые в наручники руки. Как-то затянули кулёк так, что мне нечем было дышать. Я его прогрыз, потому что просто задыхался. Они это тут же заметили, надавали мне по голове и поверх надели ещё один кулёк. Но я и его прогрыз. Приехали, остановились, вышли, согнули пополам и просто без слов начали бить ногами по рёбрам, груди, животу и везде по телу. Адвокат после фиксировал, что у меня всё тело чёрное. Потом поставили на колени, и я увидел возле себя брата».

Всё происходящее казалось мне нереальным, что так вообще не может быть, — рассказал Ярослав. — Мы общались, пили пиво, и тут залетают быки в масках с автоматами: «Все на пол! СБУ!». Такое ощущение, что снимается кино, я им говорю: «Ребята, вы ошиблись!» и тут же получаю прикладом в голову и темнота — потерял сознание.

«Пришёл в себя, лежу, уткнувшись в лужу собственной крови, — продолжил Ярослав. — Слышу над головой: «Откачай его, а то окочурится!». Я опять же не могу осознать, что это с нами на самом деле происходит, говорю им: «Где мой адвокат?». После второго удара я не стал больше дёргаться, понял, что мне просто проломят голову».

«В отличие от Димы, я не догадался прогрызть пакет. Когда ты в этом пакете, у тебя пот идёт, после побоев кровь из носа, губы кровят, ты всем этим дышишь или не дышишь, захлёбываешься, задыхаешься и такое оглушённое, полуобморочное состояние», — вспоминает Ярослав Лужецкий.

Всю дорогу мы были уверены, что нас везут убивать. Так как мы знали Тернополь, мы понимали, что нас везли не в СБУ, а за город. Началась непонятная дорога с ямами. Я всё время молился, читал 90-й псалом («Живый в помощи»), а их это ещё больше раздражало, прям корёжило бесов. Наконец мы остановились, меня вывели, сняли пакет, чтобы я смотрел, как бьют Диму. Его били непрерывно, он был в пакете у самого обрыва. Нас, оказывается, вывезли в песчаный карьер. Пришла мысль, что нас привезли казнить, чтобы я смотрел, как будут убивать моего брата,

— рассказал Ярослав.

«И тут с него сняли пакет, поставили лицом к обрыву, — вспоминает он дальше. — И меня поставили возле него так же лицом к обрыву, не снимая наручников. Мы понимали, что это расстрел. Со слезами на глазах я посмотрел на него, а у нас договорённость, что если с кем-то из нас что-то происходит, то у второго не два, а четыре сына. И, глядя друг другу в глаза, мы сказали «прости-прощай». В этот момент прогремел выстрел, я потерял сознание и упал. Когда пришёл в себя, надо мною стояли СБУшники и опять фотографировались. А я всё не мог понять, неужели смерть так изнутри выглядит. Они в тот момент ещё и прикалывались с нас, говорят, мол, смотри — дохлые сепары валяются».

Фото: Drop of Light / Shutterstock.com

Гестапо в СБУ

Избитых, находившихся в полуобморочном состоянии братьев вновь бросили в автомобили и на трое суток, снимая с головы пакеты лишь в момент допросов, отправили в СБУ.

«В СБУ мы пробыли 72 часа, пока суд не дал санкцию на наш арест, — рассказывает Дмитрий. — Все эти 72 часа нас периодически отводили в подвал и там пытали. Если одним словом, то СБУ — это гестапо. Мне несколько раз совали иголки под ногти. Но самое страшное было, когда клали тряпку на лицо и лили воду. Пишут, что это, мол, эффект утопления. На самом деле, когда тебя поливают водой, то ты не можешь ни дышать, ни захлебнуться — ты просто умираешь и сходишь от этого с ума».

«А меня электрошокером били по пяткам, — вспоминает Ярослав. — Отдаётся в почках и ощущения такие, словно у тебя все внутренние органы сжигаются, сжимаются и вот-вот лопнут».

Все эти 72 часа нам не давали ни воды, ни еды, и мы не спали, — говорит Дмитрий. — Я один раз уснул на столе с застёгнутыми руками, просто вырубился. Пришёл в себя от того, что кто-то выбил табурет из-под меня и сказал: «Вам спать нельзя». После этого скотчем или какой-то лентой мне приклеивали веки, чтобы я не смог закрывать глаза. От этого голова просто разрывается.

«Когда его допрашивали, приводили и меня, — вспоминает Ярослав. — Я слышал его крики, ведь человек не железный, он не может терпеть такое, такую дикую боль, когда тебя так пытают. Тем самым пробовали на меня ещё больше надавить. Но мы ничего так им и не подписали».

«Важное скажу, — перебивает брата Дмитрий. — После этого расстрела нам уже было ничего не страшно. Не то, что в прямом смысле не страшно боли и пыток. Нет, страшно, конечно. Но ты уже не боишься смерти, будто бы ты её уже пережил, уже умер и ты не боишься, что дальше произойдёт. А они не могли этого понять. Интересовались: «Кто вас готовил к допросу?» Не могли понять, как мы держались все эти сутки».

«Ещё мы очень переживали за семьи», — вспоминает Ярослав.

«Да. У нас всех провели обыски к моменту задержания, — уточнил Дмитрий. — Когда проводили допрос, один из старших группы начал говорить, что у тебя, мол, дети маленькие и жена молодая. Так что либо ты нам говоришь то, что нам надо, либо дети сейчас будут смотреть, как их мать будут насиловать».

Приговор

Через 72 часа пыток в застенках СБУ Лужецких повезли в суд.

«Меня умыли, чуть-чуть подмарафетили, — вспоминает Ярослав. — А на камеру и до этого, с момента задержания, всё время записывали с одной, выгодной стороны, чтобы не снимать побоев. И вот привезли нас в суд, и тут случилась встреча с семьёй. Когда меня жена увидела, она испугалась. У неё на руках был месячный ребёнок! А это всё снимали украинские СМИ. И во время вынесения вердикта, когда ушли судьи, я всё время смотрел на жену и ребёнка, произносил одними губами: «Держись!». Я не знал, что именно столько лет придётся держаться. Пришёл судья и дал санкцию на арест — два месяца».

«Нам каждые два месяца продлевали санкцию, — продолжил рассказ Дмитрий. — С октября 2014 года по февраль 2016-го у нас шли суды, а мы сидели всё это время в одиночных камерах.

16 февраля 2016 года нас повезли на суд с температурой — у обоих началось воспаление лёгких, чему было подтверждение врача. Нам вызывали «скорую». Это, как говорится на тюремном жаргоне, была «уработка» — они так давили на нас: столько время непрерывно находиться в одиночку очень тяжело, человек сходит с ума. Все наши ходатайства суд отменял.

Я спросил: «Зачем вы нас вообще сюда возите, если отменяете все наши ходатайства?» Тогда нас просто удалили из зала суда, после чего заседания проходили без нашего присутствия. 19 февраля нас привозят в суд, в боксы для содержания заключённых в подвале, мы там просидели, а судья даже не вызвала нас, чтобы зачитать приговор. А потом 22 февраля опять везут в суд, и секретарь тупо вручает приговоры: мне — 15 лет, брату — 14.

«В ходе следствия были нарушены все возможные права, — вспоминает Дмитрий. — Нас осудили по целой пачке статей уголовного кодекса. Точнее, по третьей части 109-й статьи (действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти). Потом по второй части 110-й (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины). По 111-й (государственная измена). И вдобавок по нескольким частям 258-й статьи: создание террористической организации, содействие в совершении терактов и финансирование терроризма. Потом, видимо, посчитали, что если мы дойдём до Европейского суда, то у них будут большие проблемы».

Фото: www.globallookpress.com

В декабре 2017 года неожиданно для Лужецких началась активная фаза обмена. Неоднократно менялись правила и условия, но в конце концов оба брата были обменены и получили свободу.

Сейчас Ярослав и Дмитрий готовятся писать книгу воспоминаний. «Книга будет документальная, как мы прошли этот путь, — сказал Ярослав. — Она у нас на самом деле практически готова: в плане, отдельных записях и в головах. Все основные этапы зафиксированы. Теперь нам надо сесть, собрать всё воедино и развернуть свои записи в полноценную книгу, дополнить деталями, эмоциями — всем тем, что нам довелось пережить. В планах издать её до лета».

Покровский Александр

Источник

На дурака не нужен нож   Александр Русин   https://narzur.ru/na-duraka-ne-nuzhen-nozh/  28

Скоро исполнится 4 года победы украинского майдана — отличный повод напомнить всем, как легко разводить людей (не только украинцев, а вообще), показывая по телевизору нужные картинки с нужными комментариями.

Майдан — лишь один из примеров развода (обмана, манипуляции) народа.

Просто этот пример очень наглядный и показательный, который случился совсем недавно и мы были непосредственными свидетелями, а некоторые даже участниками событий, поэтому начнем именно с него, а потом обратимся к другим примерам манипуляций общественным мнением.

Помните, с чего начинался майдан?

Майдан начинался с избиения студентов, показанного по украинскому телевидению.

Это событие всколыхнуло общество и представило действующую власть (Януковича) как антинародную.

И только немногие задались вопросом, как вообще возникла съемка этого избиения, ведь съемку вели телекомпании, а не случайный свидетель на мобильный телефон. Приехали, поставили свет, камеры — откуда телекомпании знали, что в таком-то месте в такое-то время «кгававый рэжим» будет устраивать свои бесчинства? И почему милицейские командиры не позаботились о прекращении съемки, как это обычно делается, когда милиция не хочет, чтобы проводимое ей мероприятие попадало на экраны?

Очевидно, что избиение студентов было постановкой.

Сами студенты, конечно, не знали, что это постановка и рядовые бойцы ОМОНа очевидно тоже. Но кто-то из начальства отдал приказ и уведомил телекомпании, что в таком-то месте в такое-то время будет «бомба» — материал, который взорвет эфир. И кто-то проинструктировал командиров ОМОН, чтобы не мешали операторам вести съемку. И «бомба» получилась.

А миллионы обывателей смотрели сюжет по телевизору и восринимали все за чистую монету — вот антинародная власть избивает несчастных студентов, а вот честные журналисты делают злодеяния властей достоянием общественности.

Дальше все пошло примерно по той же схеме.

На большую площадь привезли биотуалеты, поставили сцену, палатки, начали поить народ чаем и кормить пирожками. Народ, особенно безработные, которым все равно было нечего делать — собрались «на огонек», начали кушать пирожки, запивать чаем, слушать, что говорят со сцены и беседовать долгими зимними вечерами.

Происходящее на площади начали показывать по телевизору.

И миллионы обывателей по всей стране смотрели и думали, что вот — народ, недовольный антинародной властью, собрался отстаивать свои права и добиваться смены руководства. Сидели перед телевизорами и радовались, какой сознательный на Украине народ, что не стал терпеть антинародную власть подобно русским, собрался, проявил инициативу, решил бороться за свои права, за свои интересы — вот он, правильный народ — вот оно, гражданское общество!

И обыватели не стали задаваться вопросом, откуда взялась сцена, откуда биотуалеты, кто их вывозит каждое утро, кто варит чай сотнями литров, кто обеспечивает пирожками многотысячную толпу и все прочее. Народ? Биотуалеты народ с собой принес? Сцену тоже? Артистов тоже народ пригласил выступать? А Кличко, Яценюк и прочие действующие политики, лидеры парламентских партий — тоже народ?

Обыватели предпочитали не задаваться вопросами об организации мероприятия, происхождении сцены и биотуалетов — обывателям нравилось думать о том, какой сознательный живет на Украине народ, какой он неравнодушный, какой он организованный, как он дружно борется за свои права и обязательно победит.

Так большая часть Украины и втыкала в телевизор на протяжении двух месяцев.

Однако простого собрания на площади оказалось недостаточно. Янукович не спешил отказываться от власти, поэтому требовалось что-то более внушительное и ядреное, какое-нибудь душераздирающее зрелище.

Так на майдане начались столкновения. Поначалу дело ограничивалось сжиганием покрышек и поливанием ОМОНа из огнетушителей. Постепенно появилось оружие.

В определенный момент «борцы за свободу» даже построили самодельную катапульту, боевая эффективность которой была близка к нулю, зато для телеэфира самое то. Ну а как иначе? Если бы у майдана появилась армейская гаубица, то возникли бы вопросы, откуда она взялась, а самодельная катапульта прекрасно вписывалась в образ истинно народного изделия, творчества масс. И обыватель сожрал.

И когда начали работать настоящие снайперы, обыватель уже не задавался вопросом, зачем нужны эти снайперы, откуда они стреляют, кто ими руководит, почему бойцы майдана получают пули со спины или сбоку, а не со стороны милицейских кордонов.

Обывателя полностью устраивала картинка. Телезрители не сомневались в том, что на майдане собрался народ, который борется подручными средствами за свои права, а ему противостоит антинародный режим — и неважно уже, кто и откуда стреляет, кто и кем руководит, откуда взялись сцена, биотуалеты, а потом и снайперы.

Так в 2014 году на Украине развели целый народ. Пусть даже не весь, но большую часть развели. И некоторые до сих пор продолжают считать майдан истинно народной акцией, гневно отметая вопросы о происхождении сцены, биотуалетов, снайперов и всего прочего, что не вписывается в картину стихийной народной акции.

Кстати, если в 2014 году майдан был народной акцией, то почему народ не может его повторить? Или в стране стало так хорошо, что этого не требуется? Но на этот вопрос у сторонников майдана нет удовлетворительного ответа.

Впрочем, как было сказано выше, украинский майдан 2014 года — далеко не единственный случай, когда методом постановочной акции и ее демонстрации по телевизору была осуществлена манипуляция целым народом.

Нечто подобное в 91-м году случилось в России.

Правда стрелять и биться с ОМОНом в 91-м не потребовалось. И стоять два месяца на площади со сценой и биотуалетами тоже. Все случилось очень быстро — Ельцин собрал на площади около миллиона человек и наговорил кучу всего про демократию и прочие печеньки. И этого оказалось достаточно.

Поводом для мероприятия стал так называемый путч, появление ГКЧП.

Однако возникает вопрос: что именно собравшихся на митинге Ельцина в августе 1991 года не устраивало в ГКЧП? За что они выходили на этот митинг и против чего?

ГКЧП арестовал Горбачева в Форосе — так неужели выходивших на митинг Ельцина не устраивало именно это? Возмутил арест президента СССР? Дорогого сердцу Михаила Сергеевича хотели освободить?

Конечно, нет.

На митинг Ельцина вышли такие же легкие на подъем граждане, как и на украинский майдан в 2014 году. Им не терпелось принять участие в жизни страны и установить свою, народную власть вместо какого-то непонятного ГКЧП. Ельцин предложил то, о чем люди с воспаленным гражданским самосознанием давно мечтали — установить новую, правильную власть. И люди побежали за Ельциным, даже не потрудившись разобраться в происходящем и подумать о последствиях.

Перед украинцами в 2014 году помахали перспективами установшения новой «правильной» власти, посулили свободу и демократию, европейское будущее и прочее краще життя.

Перед россиянами в 1991 году Ельцин помахал тем же самым — перспективами установления новой «правильной» власти, свободой и демократией, превращением России в развитую страну «аки Америка-Европа» и той же самой лучшей жизнью.

В том и в другом случае народ амплитудно кинули.

Новая власть стала ничуть не более народной, чем предыдущая, скорее наоборот. На Украине вместо вора Януковича пришел барыга Порошенко, в России вместо предателя Горбачева пришел изменник Ельцин.

И как только Ельцин и Порошенко пришли к власти, воспользовавшись услугами вышедшей на площадь толпы легких на подъем граждан, эти самые граждане им стали больше не нужны, поэтому ни на Украине при Порошенко, ни в России при Ельцине миллионных митингов больше не собиралось — их никто больше не собирал.

Как только организаторы получили то, что хотели, они сразу же перестали не только собирать народ на площади, но и приняли меры, чтобы народ лишний раз не собирался сам.

И по телевизору стали показывать совсем другие картинки.

Это в период майдана по украинскому телевизору показывали, какая антинародная в стране власть, а теперь все ровно наоборот — власть хорошая, а все проблемы — исключительно происки врагов.

То же самое было в России в 90-е — антисоветская агитация и пропаганда, выгодная Ельцину для укрепления своей власти и предотвращения возврата к социалистической системе.

Да и сейчас ничего принципиально не изменилось, только антисоветской агитации стало меньше и ее место заняли рассказы о том, как нехорошо поступают наши западные партнеры и как Путин ведет Россию в будущее через рифы антироссийских санкций и минные поля международного терроризма. Но суть та же.

И если вы думаете, что здесь есть какая-то специфика постсоветского пространства и описанные выше явления характерны исключительно для России и Украины — это не так.

Подобное манипулирование обществом практикуется во многих странах, а больше всего в этом преуспели американцы. Российские и украинские деятели — всего лишь их ученики, привносящие в технологии манипуляции свою специфику, но не более того.

Хотите пример манипулирования американским обществом со стороны властей США?

Извольте:

Теракт 11 сентября.

На глазах у всего мира рухнули два небоскреба, в которые врезались самолеты. Причем рухнули очень аккуратно, под основание, сложившись в точности как при промышленном сносе.

Обывателям по телевизору сказали, что небоскребы рухнули в результате пожара и потери прочности несущих конструкций. И обыватели поверили. Поверили, что два огромных здания могут вот так, одинаково-ровно упасть под основание в результате пожара на достаточно высоком этаже.

И это при том, что никогда раньше пожары в небоскребах не приводили к такому обрушению — если стальное здание и рушилось, то оно рушилось неравномерно, потому что невозможно при стихийно возникшем пожаре обеспечить равномерный нагрев нескольких десятков несущих стальных балок, расположенных на площади около тысячи квадратных метров.

Не может здание высотой больше ста метров со стальными несущими конструкциями сложиться внутрь от пожара на одном-двух этажах, каким бы сильным этот пожар ни был.

Чтобы небоскреб сложился внутрь, необходимо разрушить несущие конструкции по всей высоте, причем разрушать их нужно не абы как, а под углом, чтобы балки не оставались стоять одна на другой под собственным весом и не падали в разные стороны, а соскальзывали по угловым срезам.

И самое интересное, что срезанные подобным образом несущие конструкции на месте падения небоскребов 11 сентября были найдены. Только обывателей это уже не интересовало — обывателей вполне устроила официальная версия о том, что террористы угнали самолеты, направили их в небоскребы и те рухнули от пожара.

При этом ни до, ни после 11 сентября террористы Бин Ладена, которым приписан данный теракт, не совершали ничего подобного ни в одной стране мира.

И еще, если внимательно посмотреть видеосъемку обрушения небоскребов, можно заметить пробегающую сверху вниз серию взрывов, которыми подрывались несущие конструкции.

И архитекторы, принимавшие участие в проектировании рухнувших башен, утверждали, что в проекте было учтено возможное столкновение самолета и это не могло вызвать обрушения, равно как и последовавший пожар. Данный вывод подтвердили многие другие специалисты.

Но и это еще не все — кроме двух башен ВТЦ, обрушение которых показали всему миру, было еще одно здание, стоявшее рядом, тоже достаточно высокое — около 40 этажей. И оно тоже рухнуло, хотя в него не попадал никакой самолет. И тоже под основание.

Есть еще целая масса фактов, которые категорически противоречат официальной версии о том, что башни рухнули из-за попавших в них самолетов, угнанных террористами. Да и по поводу угона есть нестыковки.

Однако обывателям показали картинку врезающихся в башни самолетов, показали обрушение, сказали, что самолеты угнаны террористами бин Ладена — и обывателей по всем Штатам (а заодно и во всем мире) данная версия полностью удовлетворила.

Результатом данного теракта стал ввод американских войск в Афганистан якобы с целью ликвидации бен Ладена. Правда доказательств, что бен Ладен располагался в Афганистане, не существовало с самого начала. И нашли его потом совсем не в Афганистане. И даже когда бен Ладен был уничтожен, американские военные не стали спешить с выводом войск.

Другим следствием теракта 11 сентября стало расширение полномочий американских спецслужб и увеличение бюджетов, выделяемых на борьбу с терроризмам спецслужбам и военным.

Если сопоставить все факты, то нетрудно догадаться, кому был выгоден данный теракт и кто осуществил его на самом деле.

Организаторы теракта 11 сентября осуществили манипуляцию американским и мировым обществом по той же схеме, по которой российские демократы осуществили и продолжают осуществлять манипуляцию российским обществом, а украинские — украинским.

Еще один пример американской манипуляции — пробирка с белым порошком, которым трясли в ООН, доказывая существование в Ираке химического оружия и обосновывая тем самым необходимость ввода войск. И обосновали.

Правда химического оружия в Ираке так и не нашли. Более того, американцы сами применяли химическое оружие против войск Саддама Хуссейна — в Фаллудже был использован белый фосфор.

Однако версия о том, что у Саддама есть химическое оружие и поэтому его надо уничтожить, многих устроила и особо одаренные придерживаются этой точки зрения до сих пор.

Здесь же следует вспомнить и про ИГИЛ.

Нам говорят, что ИГИЛ — это террористы, которые сами собой возникли где-то на просторах Ирака и Сирии, проявили чудеса самоорганизации, захватили военные склады и вот уже несколько лет с ними ведут борьбу сразу несколько армий — сирийская, американская и российская. И еще иракская.

И никто почему-то не задается вопросом, какой военной мощью и какими ресурсами должно обладать это ИГИЛ, чтобы одновременно воевать в Ираке и Сирии против регулярных армий, добиваться при этом успехов и захватывая территории.

И американцы сколько ни пытались ликвидировать ИГИЛ, так и не смогли этого сделать. Американцы! Со всеми их самолетами, вертолетами, беспилотниками, спецслужбами, разведкой и прочими томагавками. Американцы, которые разгромили армию Саддама и уничтожили Муаммара Каддафи — ничего не могут поделать с ИГИЛ — возможно ли такое?

Только когда за дело взялась Россия и началась операция ВКС РФ, ИГИЛ перестало расширяться и террористы в конце-концов оказались разгромлены. Правда на это ушло целых два года ежедневных бомбометаний и общее число сброшенных на головы террористам боеприпасов исчисляется десятками, а может быть даже сотнями тысяч. Причем нам говорили, что применялись высокоточные бомбы и ракеты, которыми уничтожены тысячи объектов противника и неисчислимые полчища террористов обращены в бегство.

Но даже после этого внезапно выясняется, что ИГИЛ уничтожено не полностью и террористы атакуют базу Хмеймим, да не просто так, а с применением беспилотников.

Применение террористами беспилотников означает, что осталась не просто кучка недобитых боевиков — остались базы, где эти беспилотники собирают, остались каналы поставки комплектующих, остались специалисты, которые могут собрать боевой БПЛА. Что тогда ВКС РФ бомбили на протяжении двух лет?

И что это за террористы, если с ними на протяжении нескольких лет воевали сразу несколько армий — сирийская, иракская, российская, американская — а они по-прежнему действуют и даже пускают беспилотные аппараты, которые где-то собирают?

Если сопоставить это с некоторыми фактами, известными про ИГИЛ, то можно прийти к заключению, что оно возникло вовсе не само и не случайно, а было создано одним из государств, которое имеет свои интересы на Ближнем Востоке.

Вот лишь несколько фактов:

1. Ролики ИГИЛ, на которых демонстрировалась казнь противников, снимались профессиональными операторами с нескольких точек.

2. В руках ИГИЛ постоянно оказывалось оружие, которое американцы поставляли «свободной сирийской армии», причем были случаи, когда американские вертолеты сбрасывали боеприпасы прямо к ИГИЛ (официально это объявлялось ошибкой).

3. ИГИЛ использовало новые внедорожники Тойота, которые поставлялись в Ирак, при этом известен случай, когда колонну этих машин, якобы захваченных террористами, сопровождал американский вертолет, при этом огонь по террористам вертолет не открывал и террористы по нему тоже.

Ничего общего с майданом и терактами 11 сентября не находите?

Очередная манипуляция общественным мнением, когда за событиями, якобы возникшими и развивающимися стихийно, на самом деле стоят спецслужбы, правительства и влиятельные группы, ведущие борьбу за власть в тех или иных странах.

Подведем итоги:

Манипуляция общественным мнением существовала всегда, с незапамятных времен. Но с появлением средств массовой информации — сперва газет, затем радио, затем телевидения и интернета — манипуляция вышла на самый высокий уровень и стала одним из основных средств политики.

Так происходит потому, что на дурака не нужен нож — ему достаточно показать по телевизору нужную картинку и вот уже дурак сам готов браться за нож и идти с ним на другого дурака. Или радоваться, когда вместо него это делает кто-то другой.

Поэтому постарайтесь не быть дураками и когда вам следующий раз будут показывать дикарей, угоняющих Боинги или запускающих беспилотники, либо народные акции со сценой и биотуалетами, либо что-то подобное — сперва задайтесь вопросом, кто за всем этим стоит и кому это выгодно.

Перефразируя классика, —

Если вам что-то показывают по телевизору, значит это кому-нибудь нужно…

Источник
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg