Новости
9 августа 2017, 09:05

Василий Мельниченко: Субсидии фермерам от Минсельхоза — это коррупционные схемы! Кто и почему в регионах России пролоббировал запрет на разведение свиней в частных хозяйствах? Какая схема позволяет агрохолдингам зарабатывать на некачественном мясе?

Василий Мельниченко: Субсидии фермерам от Минсельхоза — это коррупционные схемы

Кто и почему в регионах России пролоббировал запрет на разведение свиней в частных хозяйствах. Как фермеры попадают на штрафы и поборы от банков. Какая схема позволяет агрохолдингам зарабатывать на некачественном мясе. Об этом в интервью Василия Мельниченко, главы общественной организации фермеров «Федеральный сельсовет», человека, задававшего неудобные вопросы Путину и Медведеву.

Василий Мельниченко, глава общественной организации «Федеральный сельсовет» Фото: Софья Сандурская/ПАСМИ

— От чего страдают сегодня российские фермеры?

— Фермеры не страдают, они мучаются. Этот бизнес — всероссийская кара небесная. В России есть прокуратура, суд, полиция, следственный комитет, но складывается такое ощущение, что все они работают только для того, чтобы ликвидировать любой вид производственной деятельности в Российской Федерации.

У меня есть крестьянское хозяйство и я расскажу на своем примере, как обстоят дела у аграриев. Наше хозяйство выращивает овощи, зерновые и мясо. Возглавил я это хозяйство в 2009 году. Тогда я собирал урожай ячменя и пшеницы и продавал в среднем по семь рублей за килограмм, овощи (картофель) – по семь-восемь рублей за килограмм, мясо кроликов – по 270 рублей за килограмм. Себестоимость производства была следующая: картофель – 3,50–4 рубля. То есть я получал прибыль. Налог 6% меня устраивал. Я покупал электроэнергию по 2,20 рубля за киловатт, дизельное топливо стоило 12 рублей за один литр. Я покупал различные запчасти, например, запасные ремни на комбайны по 200 рублей, лемехи для плуга по 90 рублей. Также покупал удобрения по семь тысяч рублей за тонну.

Наступил 2016 год. Я выращиваю все то же, никаких технологических изменений у меня не произошло, подкупили только трактора. В 2016 году я продал картофель по семь-восемь рублей за килограмм, зерно – по семь рублей. Цены остались такими же как в 2009 году. Мясо кролика продаю по 350-370 рублей, вроде как выше. Что же я имею в себестоимости? Удивительно, но зерно и картофель в себестоимости по семь рублей, мясо — почти 300 рублей. Почему? Потому что электроэнергия уже 6,20 рублей за киловатт, дизельное топливо 30 рублей – это минималка, лемехи для плуга по 600 рублей, ремень на комбайн – 1200 рублей. Удобрения теперь 24-25 тысяч рублей за тонну. То есть цены выросли в четыре, шесть, восемь раз.

Каким образом я должен увеличить производительность труда, чтобы при тех же ценах продаж, при увеличенных затратах на «расходники», я получил прибыль?! Это нереально. Это привело к тому, что в 2016 году прекратили свое существование 157 тысяч малых и средних предприятий.

В ценах на энергоресурсы кроется наша рентабельность. Себестоимость электроэнергии у нас 8-12 копеек, на тепловых электростанциях — 22-24 копейки, на атомных – 40 копеек. Почему мне по 6,20 рублей продаете, дорогое мое государство?!

— Александр Ткачев, министр сельского хозяйства отчитался, что аграрии получат кредит под 5%. Так ли это? Получили ли фермеры дешевые кредиты?

— Под 2-3% кредиты получили единицы. И те кредиты, которые дали, получили 20 семей агрохолдингов, громадные хозяйства, убыточные. Это латифундисты, захватчики земель, разорители всех малых производств, крестьянства в России.

Когда «фермы» строит сын губернатора Воронежской области, Ткачев, «Мираторг», то одно коровье место стоит примерно 1,2 млн рублей. При таких деньгах ни одна корова себя не окупит.

— Сколько средств нужно на одну корову?

— У фермера одно коровье место стоит 100-150 тысяч рублей.

— А как посчитали цену за коровье место в агрохолдинге?

— В прессе часто хвалятся, что построили, например, молочный комплекс на 1200 голов стоимостью 9,8 млрд рублей. Отсюда и цена за одно коровье место. Плюс у агрохолдингов есть дотация, субсидия и в ней кроется весь секрет. По определенным программам из федерального бюджета агрохолдингу выплачивается субсидия до 90%.

Недавно я был в в Подмосковье, там фермер построил ферму, где коровье место вместе с коровой стоит 180 тысяч рублей, причем корова стоит 90 тысяч рублей. Спрашиваю, сколько нужно денег, чтобы построить ферму на 100 коров? Его ответ был таким, — максимум 30 млн рублей и это с пастбищами и со всеми другими вещами. При этом субсидия на одно коровье место составляет 22 тысячи рублей.

У агрохолдингов иная ценовая политика: чем больше цифра в общей смете, тем холдинг больше получит. Получив даже 50% от стоимости за одно коровье место, а это 600 тысяч рублей, и истратив 200 тысяч рублей, еще не начав работать, товарищи получают минимум 400 тысяч рублей прибыли на каждой корове. Нужны им эти коровы теперь?! Не нужны. Теперь можно завести коров из Новой Зеландии, через год сдать их на мясокомбинат, получить страховку и начинать «бизнес» по-новому. И эта схема в России процветает. Именно поэтому 12-15 млн тонн молока у нас приписные. И в магазинах вроде бы оно есть, но потом Роспотребнадзор проверяет и выявляет фальсификат 50-60%.

— Какие проблемы волнуют фермеров России в зависимости от региона?

— Фермеры Юга России жалуются на то, что у них просто отнимают земли, потому что земля урожайная и доходная. Если возьмем Нечерноземье, то это рискованное земледелие и тут остро стоит проблема страховки. При советской власти делали правильную страховку. Я живу в Свердловской области и в этом регионе среди лета может пойти снег.

Убираем часть урожая по зиме, потому что технически слабые, люди давно разорились. Раньше было так. Собираем урожай картофеля: ночью накапываем ряды, утром убираем урожай. И вдруг в полшестого — утренний заморозок. А трактористы начинают копать в четыре утра. Такое часто бывает и сегодня. Но в советское время ничего в этом страшного не было, потому что в соседнем городишке Талице был большой спиртзавод. И в мою бытность замдиректора совхоза подмороженную картошку увозили на спиртзавод. Никаких проблем, нас принимали и мы получали деньги. В какой-то мере я ничего не терял.

Если я убирал зерно, а осень у нас сырая, частые дожди и не всегда успеваешь сушить зерно, то я точно также в случае чего вез его на спиртзавод. Эта схема опять работала и совхоз получал деньги. Я не терял урожай.

— Как сейчас?

— Позапрошлый год. Я собираю 600 тонн зерна, опять дожди, все сырое, заморозки. Изменить тут ничего нельзя, у всех так. Сушилка небольшая, полусамодельная. Денег нет, кредитов нет, чтобы я смог взять себе мощную сушилку, которые бы у меня 100 тонн в день сушили. А это и есть мой ежедневный объем сбора – 100-150 тонн. Через три дня 250 тонн выбрасываю в ров. Зерно загорелось, запарилось.

— Спиртзавод закрыли?

— Спиртзаводы были ликвидированы по всей России. Их оставили только на Северном Кавказе.

А вообще-то спиртзавод в Талице был спасительным, ведь вокруг было 150-200 хозяйств и суровые погодные условия. У нас в области ликвидировали три таких завода.

В Советское время строительство спиртзаводов делалось с целью страховки урожая, чтобы крестьяне могли свое сырье перерабатывать. Это прообраз кооперации.

Агрохолдинги прикрылись угрозой африканской чумы свиней. В Краснодарском крае запрещено их держать. В Белгородской области запрещено. Сейчас географию этой инициативы расширят

— В чем ваши претензии к агрохолдингам?

— Агрохолдинги строят комплексы и малые хозяйства им конкуренты, потому что фермеры производят, например, мясо по природной технологии, которое качественнее и чуть дешевле, чем продают комплексы.

А теперь возвратимся в те регионы, где настроили комплексов, например, в Белгородскую область. Там быстро придумали АЧС (прим.ред.: африканская чума свиней), эпидемию и запретили в малых хозяйствах и на личных подворьях держать свиней. Вообще. Этим запретом мощные агрокомплексы ликвидировали своих конкурентов. Также в Краснодарском крае запрещено держать свиней. Сейчас географию этой инициативы расширят на Московскую, Саратовскую области и не только.

После введения эмбарго, жители России не получили дешевых и качественных продуктов. А такую задачу ставил Владимир Путин. Агрокомплексы не начали кормить свиней нормальными кормами, чтобы мы ели нормальное мясо. Они все равно «шпигуют» свиней анаболиками и свиньи растут у них 90 дней. Вообще-то, свинья должна расти минимум 180-200 дней и природу не обманешь.

Надо больше травы им косить, иначе пожары, ведь из-за нескошенных трав по всей России ежегодно горят поселки. А были бы коровы, таких проблем не было бы

— Холдинги говорят, что накормят Россию.

— Напомню о плане Набиуллиной: 20 мегаполисов и больше ничего не надо, остальная земля пустая. Так и идет дело: есть мегаполис, вокруг агрокомплекс и куда вы денетесь, привыкните есть и такое мясо.

— Чиновники отчитываются о росте в сельском хозяйстве, например, в России рекордный урожай по зерновым (более 110 млн тонн).

— А известно ли чиновникам, что США производят 450 млн тонн зерна, Китай — 600 млн тонн, да и Индия больше нас производит.

Да, Россия продала почти 60 млн тонн пшеницы и мы вроде бы как на первом месте в мире. Но, при этом Россию оставили без качественного зерна и предложили кушать хлеб из зерна четвертого класса. Русскому мужику будет хлеб с французским разрыхлителем, без него хлеб был бы совсем плохой.

И какое дело до этих «первых мест» крестьянам? Что они с этого имеют, если себестоимость равна цене продажи?! На зерновых заработали только южные фермеры за счет высокого урожая и посредники.

— У вас есть предложения, как изменить плачевную ситуацию для аграриев?

— Я за равную конкуренцию и протекцию отечественного производства. Мы выступаем единым фронтом с сельхозмашиностроителем Константином Бабкиным, с директором совхоза имени Ленина Павлом Грудининым, с директором Петербургского тракторного завода Сергеем Серебряковым. России сегодня срочно нужны 40 тысяч комбайнов, 150 тысяч тракторов, минимум 300 тысяч домов на селе. Также необходимы 15 тысяч заводов и фабрик по переработке сельхозпродукции. Тогда начнется новая индустриализация и освоение территорий. Далее надо спланировать, что и в каком регионе лучше выращивать. Где-то масличные, где-то пшеницу. И пусть свинья растет 180 дней, не надо природу обманывать. И не надо 10 тысяч литров молока в год с одной коровы, пусть у нас будет 5 тысяч литров с коровы, но будет больше коров. Надо больше травы им косить, иначе пожары, ведь из-за нескошенных трав по всей России ежегодно горят поселки. А были бы коровы, таких проблем не было бы.

В России в 17 тысяч населенных пунктов РФ нет вообще производства. Есть люди, дороги, электричество и дома, а производства нет.

— Какой прогноз можете сделать для фермеров, для крестьян на 2017 год?

— Нынче обанкротятся большое количество хозяйств. Мне повезло, потому что я мало посеял. Весной меня заставляли, — давай бери кредит, посей больше. Понимая, что не рассчитался по кредиту за прошлый год, посеял меньше. Три года подряд убытки были. В 2014 году «залило» полностью: 40 дней (в августе и сентябре) шел дождь.

— На какие суммы берут кредиты крестьяне?

— В основном на 500 тысяч рублей, на 2-3 млн рублей. Даже для крупных хозяйств взять кредит на 5 млн рублей нереально.

— А в Россельхозбанке?

— Это вообще банк не для сельского хозяйства. Мало ли как его назвать.

— Под какой процент дают кредиты аграриям?

— Примерно 16-17% или 23-24% в зависимости от положения хозяйства. Такой кредит отдать невозможно.

Жизнь наша крестьянская печальна и коротка. Но оттого, что печальна, так и хорошо, что коротка!

Сельское хозяйство — особый вид деятельности, поэтому фермеры не нужны ни банкам, ни государству. Кто-то убедил наше руководство, что большое количество самодостаточных хозяев – это плохо. Но я напомню, что даже европейцы развили сферу самодостаточных хозяйств. Так Италия, где на одно хозяйство в среднем 4,6 га земли, производит в 2,5 раза больше продукции, чем вся Россия. Бавария, регион Германии продает продукции на сумму, как продает вся Россия. Россия все может, но не хочет.

— Есть ли тут коррупционная составляющая?

— Субсидии, которые идут через Минсельхоз, связаны с коррупционными схемами. Играют роль «теплые отношения». Получить субсидии по заслугам, по-честному – это исключительный случай. Возможно, такие и есть.

Вообще, считаю, что система субсидий и дотаций – это порочная система развития. Внедрите доступ к ресурсам и никаких субсидий и дотаций аграриям не потребуется. Зачем с меня брать акцизы на дизтопливо и другие налоги, просто дайте мне его по той цене, как оно должно стоить. На практике получается так: вы сегодня купите, потом мы вам чуть-чуть отдадим, а потом чуть-чуть украдем, а потом крестьянин неправильно отчитался, или купил не ту марку топлива и опять остался должен, но уже со штрафом!

У наших руководителей государства есть отличный бизнес — нефть, газ и немножко металлов. Этот бизнес государство лелеет, охраняет, волнуется за него и даже вкладывает наперед большие деньги. Сельское хозяйство, медицина и образование – не нужны. Зачем нужны образованные люди? Они все равно уедут на Запад. И государство правильно делает, что закрывает на селе школы. Не надо учиться, будете «дубоватые» — может, не уедете! Жизнь наша крестьянская печальна и коротка. Но оттого, что печальна, так и хорошо, что коротка!

comments powered by HyperComments
Черкесск сегодня

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg